ЧИКИНА Н. В. РЕВОЛЮЦИЯ В ПОЭЗИИ И СУДЬБЕ ВЕЙККО ЭРВАСТИ // Альманах североевропейских и балтийских исследований. Выпуск 2, 2017, DOI: 10.15393/j103.art.2017.779


Выпуск № 2

pdf-версия статьи

РЕВОЛЮЦИЯ В ПОЭЗИИ И СУДЬБЕ ВЕЙККО ЭРВАСТИ*

REVOLUTION IN THE POETRY AND FATE OF VEIKKO ERVASTI

ЧИКИНА Наталья Валерьевна / CHIKINA Natalya
Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН / Institute of Language, Literature and History, Karelian Research Centre, Russian Academy of Sciences
Россия, Петрозаводск / Russia, Petrozavodsk
tchikina@krc.karelia.ru
Ключевые слова:
Литература Карелии, финский язык, революция, поэзия / Literature of Karelia, Finnish language, revolution, poetry
Аннотация: Доклад на Краеведческих чтениях 2017 (Петрозаводск, 16—17 февраля 2017 г.) = Paper presented on the Local History Conference 2017 (Petrozavodsk, February 16—17, 2017)

The article presents the biography of Veikko Ervasti, a Finn who escaped from Finland to Soviet Russia in search for better life in 1931. Here he found everything he had sought for: education, profession, creative realisation. V. Ervasti developed his talent for lyrical poetry, so that his name has taken its place in the history of the Finnish-language literature of Karelia.

В литературе Карелии 1920—1930-х гг. отмечалось положительное влияние революции 1917 г. в России на все сферы жизни. О позитивной роли Октябрьской революции в жизни народа писали не только карелы-сказители в своих биографиях[1], но и финны-эмигранты. В качестве примера приведём творчество В. Эрвасти.

Вейкко Эрвасти (1913—1947) родился в семье заготовителя в Финляндии, в губернии Оулу, местечке Куусамо. В сборниках «Писатели Карелии» за разные годы указывались разные даты рождения и смерти поэта. В выпусках за 1994 и 2006 гг. Ю. И. Дюжев писал: «Точная дата рождения (В. К. Эрвасти. — Н. Ч.) установлена В. И. Вальякка по церковным книгам г. Куусамо (Финляндия)»[2]. Однако в посвящённом Эрвасти очерке «Elämää ja runoutta» («Жизнь и поэзия»), опубликованном самим В. Вальякка, указаны иные даты рождения и смерти поэта[3].

Согласно Вальякка, Эрвасти родился в 1913 г. Кроме него в семье было ещё четыре брата и сестра. В детстве Вейкко приходилось вместе с отцом уходить в леса на заработки. Мальчику не удалось окончить даже начальную школу. Уже в одиннадцать лет он начал работать на лесозаготовках.

Старший из братьев Вильям, как вспоминал Вейкко, входил в какую-то подпольную революционную организацию. Он тайно распространял политическую литературу и попал под наблюдение полиции. Ему пришлось уйти из дома. И летом 1931 г. Вильям пересёк границу и бежал в Советскую Карелию. Позднее он напишет младшему брату: «В Советском Союзе есть все возможности для учёбы. А так как у тебя есть большое желание учиться, попытайся перебраться сюда»[4].

В 931 г. восемнадцатилетним юношей Вейкко Эрвасти бежал из Финляндии и нашёл в Советской Карелии свою новую родину. Сначала он работал в совхозе, затем учился на рабфаке Петрозаводского педагогического института на отделении языка и литературы, после окончания которого работал несколько лет учителем.

 

                                     Фото

Вейкко Эрвасти

 

 

 Еще учась в институте, он попробовал свои силы в поэзии и прозе. Первые стихи и рассказы Вейкко Эрвасти были опубликованы в 1935 г. под псевдонимом Валтер Вуокси[5]. Их и можно считать началом его творческого пути. Они получили хорошие отзывы читателей и критики. В 1940—1941 гг. Эрвасти работал в редакции литературно-художественного журнала «Punalippu» («Красное знамя»).

В начале Великой Отечественной войны Эрвасти эвакуировался в Пермскую область. Но вскоре возвратился в Карелию, в прифронтовой Беломорск, где был назначен литературным сотрудником республиканской газеты «Totuus» («Правда»).

Несмотря на тяжёлое состояние здоровья (туберкулёз лёгких), он выезжал в журналистские командировки в прифронтовые районы, работал в ударной бригаде лесорубов, заготовлявших лес для нужд железной дороги. В эти годы Эрвасти написал много патриотических стихов. В его поэзии звучала твёрдая уверенность в победе правого дела.

В 1944 г. Эрвасти продолжил учебу в госуниверситете Карело-Финской ССР и был принят в члены Союза писателей СССР после выхода его первой книги. К сожалению, нам не удалось найти информацию об этом издании. В1948 г. уже после смерти поэта вышла его вторая книжка стихов «Laulu onnesta» («Песня о счастье»), а третий сборник «Säteitä» («Лучи») был издан в1964 г. Многие произведения Эрвасти переведены на русский язык.

Эрвасти занимался и переводами художественной литературы на финский язык. Он переводил стихи А. С. Пушкина, Т. Г. Шевченко, С. Михалкова, М. В. Исаковского, а также поэму Н. А. Некрасова «Мороз, Красный нос». Пробовал он свои силы в прозе и драматургии.

Карельская тема звучит в целом ряде стихотворений Вейкко Эрвасти. Это и «Soi, kanteleeni» («Пой, моё кантеле»), «Synnyinmaa» («Родина»), «Karjalalle» («Карелии») и другие. Интересно, что в издании 1964 г. из стихотворения «Пой, моё кантеле» исчезли последние четыре строки:

 

Soi, kanteleeni, heläkämmin, pauhaa,                

Ja Kansan kuulla sointujasi anna,                      

Kun onnen sampo kultajyvää jauhaa,                 

Sä Stalin-taatollemme suuri kiitos kanna![6]


Пой, моё кантеле, звени, шуми,

и услышать народу твои аккорды дай,

как сампо счастья золотое зерно мелет,

Ты Сталину, отцу нашему, большое спасибо неси![7]

 

Также имя Сталина исчезло и из других стихотворений этого сборника. Можно предположить, что это было связано с развенчанием культа личности. Однако В. К. Кельмаков указывал на недопустимость такого «редактирования» произведений, поскольку оно ведёт к «запутыванию» и читателей, и исследователей творчества поэта[8]. Даже по небольшому процитированному отрывку можно увидеть лирический талант Эрвасти, которому удавалось соединить гражданское и лирическое в одном стихотворении.

Интересно в этом отношении и стихотворение «Lokakuu» («Октябрь») (с. 10):

 

Lokakuu.                                                     

Ma silloin synnyin.                                        

Ma silloin ensi kerran päivävalon näin,           

Kun ruudinsavu peitti suuren maamme              

Ja kuula kaatoi isän, kalleimpamme,              

Ja minä maailmahan orvoks’ jäin.                  

                                                         

Lokakuu.                                                    

Ma sulle laulan.                                           

Ma kasvatti oon Suuren Lokakuun.               

Vaikk’ isä kaatui, orpo ole en,                      

Oon lapsi maamme suurten sankarten.         

Siks sydän puhkee riemulauleluun.

 

Октябрь.

Я тогда родился.

Я тогда первый раз увидел дневной свет,

когда пороховой дым накрыл нашу большую страну

и пуля убила отца, нашего дорогого,

И я остался в мире сиротой.

 

Октябрь.

Я тебе пою.

Я вырос в Великий Октябрь.

Хоть отец погиб, я не сирота,

Ребёнок нашей земли великих героев.

Поэтому сердце разрывается радостной песней.

 

Можно предположить, что Эрвасти родился в октябре1913 г. Но может быть, здесь поэтом использована аллегория и под словом «родился» он понимает «родился как поэт» вместе с Октябрьской революцией1917 г. Его возможности для учёбы, работы и жизни реализовались именно в СССР. Идеи революции прочно вошли в сознание поэта и нашли отражение в творчестве. Своё «рождение» Эрвасти связывает с революцией, и здесь позиция художника совпадает с позицией гражданина, т. е. когда бы ни родился поэт, своё настоящее рождение он связывает с революцией. С неё начинается его жизнь и до конца принадлежит именно ей. Завершается стихотворение четверостишием:

 

On maamme parhaat minun veljiäni            

Ja muusat mulle siskoiks sopeuu.                

On Lenin-puolue mun isäni                         

Ja äitini on Suuri Lokakuu.

 

Лучшие нашей страны мне братья

И музы годятся мне в сёстры.

Партия Ленина — мой отец,

И моя мать — Великий Октябрь.

 

В поэзии Эрвасти звучит тема страны, декларирующей равенство народов и наций. Он уже не чувствует себя сиротой. Семью ему заменили товарищи, партия и Октябрь. Внимательный читатель заметит, что Эрвасти пишет: партия — отец, Октябрь — мать. Хотя в действительности, по нормам русского языка, как раз партия (существительное женского рода) должна быть «матерью», а Октябрь (существительное мужского рода) — «отцом».

Возможно, такое словоупотребление обусловлено отсутствием в финском языке родовых окончаний, что нередко приводило к комичным ситуациям. Финноязычные писатели в своих произведениях не раз отмечали это. Например, О. Степанов в романе «Максима, сын Прокко» так написал о своём герое: «С русским он был не в ладах. …Поэтому Лесонен вполне мог сказать: “он хорошая девушка”, “она — хороший парень”»[9].

Элли Алто, анализируя сборник стихов В. Эрвасти «Песня о счастье», отмечала: «Будучи, как и всё общество, “у времени в плену”, поэт воспевал девушку-лесоруба (“Nastja” (“Настя”)), жизнерадостных колхозников (“Syksyn sanelmia” (“Осенние слова”)), славил моральную стойкость советских людей (“Yhdymme suureen kuoroon…” (“Включаемся в общий хор…”)). Но в карельской поэзии имя Эрвасти связывается, прежде всего, с его вкладом в лирику»[10]. Действительно, лиризм, естественность, звучность — вот главные характеристики его поэтического слова.

Социально-идеологические и классово-политические условия 1930—1940-х гг. предполагали стихи, посвящённые вождям (Ленину, Сталину), изображению подвига советских людей на полях сражений и в деле социалистического строительства. Все эти темы присутствуют и в поэзии Эрвасти, однако он уделял внимание и братьям нашим меньшим («Varpunen» («Воробей»)), и неброской красоте северной природы: «Kotiseudulla» («В родном краю»), «Syksyn piirteitä» («Штрихи осени»), «Marraskuu» («Ноябрь»).

Ему удавалось совместить христианский гуманизм и пафосную гражданственность. В стихотворении «Карелии» он уверял читателя, что именно в семье народов страны Советов можно найти новую жизнь.

 

                                                                             Рис.

Портрет Вейкко Эрвасти

(имя художника установить не удалось)

 

 

. К сожалению, такие символы носят лишь характер стилизации под фольклор.

Из публикаций В. Эрвасти в ХХI в. следует отметить включение отрывка из стихотворения «Карелии» в хрестоматию на карельском, вепсском и финском языках для учащихся 5—11-х классов «Поэзия родного края» (Петрозаводск, 2016).

Похоронен Вейкко Эрвасти в Петрозаводске на Зарецком кладбище (ул. Правды). Могила с четырёх сторон обнесена многоступенчатым бетонированным поребриком, образующим небольшой цветник в центральной части. В изголовье на бетонированном основании укреплён тщательно отшлифованный цилиндр, изготовленный из малинового мрамора. Текст мемориальной надписи отсутствует[12].

В некрологе, который подписали Т. Гуттари, Н. Клименко, Ф. Трофимов и другие, отмечалось: «Смерть вырвала из наших рядов молодого талантливого поэта карело-финского народа — Вейкко Эрвасти. Только в советской стране ему удалось удовлетворить свою страстную жажду к знанию. Эрвасти был поэтом, который со всей душой отдался делу социалистического строительства в нашей республике. В стихах В. Эрвасти карельский лесоруб находил вдохновляющие на самоотверженный труд слова, колхозник чувствовал прилив новых сил и родные поля казались ему ещё более близкими его сердцу»[13].

В эпоху революционных потрясений меняются человек, общество и власть. Девизом поэзии Эрвасти звучит мысль «о дивный новый мир», что совершенно обоснованно, т. к. именно в СССР реализовались все его мечты, связанные с учёбой, работой и счастливой жизнью. Его взгляд на мир всегда был оптимистичным, он чувствовал себя полноправным членом советского общества, а идеи революции глубоко вошли в его сознание.

 


Список литературы

История литературы Карелии : в 3 т. / редкол.: Н. С. Надъярных (гл. ред.) [и др.]. — Санкт-Петербург : Наука, 1997. — Т. 2. Финноязычная литература Карелии / Э. Л. Алто. — 245 с.

Иванова, Л. И. Особенности фиксации и интерпретации биографических материалов о сказителях Карелии / Л. И. Иванова // Культура повседневности карельской семьи (конец ХIХ — первая треть ХХ в.) / сост. и ред. О. П. Илюха. — Петрозаводск : Карельский научный центр РАН, 2014. — С. 377—398.

Кельмаков, В. К. К текстологии Герда VI: неточности в воспроизведении стихотворений удмуртского поэта в трудах литературоведов / В. К. Кельмаков // Филологические исследования — 2014: источники, их анализ и интерпретация в филологических науках : сб. ст. по итогам Всерос. науч. конф. (14—17 окт. 2014 г., Сыктывкар). — Сыктывкар : Институт языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН, 2014. — С. 101—106.

Писатели Карелии : биобиблиографический словарь / сост. Ю. И. Дюжев ; ред.-библиограф Н. В. Чикина. — Петрозаводск : Острова, 2006. — 303 с. — URL: http://avtor.karelia.ru/view/biobibliograficheskii_slovar.html. — (18.11.2017).

Руханен, У. Н. Могила поэта В. К. Эрвасти / У. Н. Руханен // Материалы свода памятников истории и культуры РСФСР. Карельская АССР. — Москва : Б. и., 1977. — С. 97.

Valjakka, V. Elämää ja runoutta : muistelmia / V. Valjakka // Neuvosto-Karjala. — 1985. — 18., 20., 29. syyskuuta; 4., 9., 13., 25. lokakuuta; 15., 17., 22., 27., 29. marraskuuta; 1., 4. joulukuuta.

Valjakka, V. Lehdenlähtö : kertomuksia ja hupailuja / V. Valjakka. — Petroskoi : Karjala, 1988. — 119 s.



Просмотров: 200; Скачиваний: 85;

DOI: http://dx.doi.org/10.15393/j103.art.2017.779