ЖУРАВЛЁВ С. В. ЧТО ДАЁТ КОНЦЕПЦИЯ ВЕЛИКОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ НЕЗАВИСИМОСТИ ФИНЛЯНДИИ? // Альманах североевропейских и балтийских исследований. Выпуск 2, 2017, DOI: 10.15393/j103.art.2017.776


Выпуск № 2

pdf-версия статьи

ЧТО ДАЁТ КОНЦЕПЦИЯ ВЕЛИКОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ НЕЗАВИСИМОСТИ ФИНЛЯНДИИ?*

WHAT DOES THE CONCEPT OF THE GREAT RUSSIAN REVOLUTION ADD TO THE STUDY OF THE PROBLEM OF FINLAND’S INDEPENDENCE?

ЖУРАВЛЁВ Сергей Владимирович / ZHURAVLEV Sergey
Институт российской истории Российской академии наук / Institute of Russian History, Russian Academy of Sciences
Россия, Москва / Russia, Moscow
zamdirectora_iriran@mail.ru
Ключевые слова:
-
Аннотация: Публикация по итогам российско-финляндского семинара историков «1617 / 1917: РУБЕЖИ ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВА» (Петрозаводск, 7—8 сентября 2017 г.) = Publication summing up the results of the Russian-Finnish seminar of historians 1617 / 1917: LANDMARKS OF TIME AND SPACE (Petrozavodsk, September 7—8, 2017).

В современной российской историографии всё большее распространение приобретает трактовка событий революционной эпохи как единой Великой российской революции, которая прошла в своём развитии ряд ключевых этапов[1]. Началом послужили революционные события в феврале 1917 г., заметный резонанс имели волнения в Петрограде в начале июля, большевистский переворот в конце октября, разгон Учредительного собрания в начале января1918 г., фронтовая фаза Гражданской войны с весны — лета 1918 г. примерно до рубежа 1921—1922 гг. Применительно к разным регионам бывшей империи в хронологии и «точках бифуркации» революции были свои нюансы. В полной мере это относится и к Финляндии, которая после Февраля 1917 г. начала процесс «развода» с Российской империей, в которой и до того она находилась на особом положении.

Что даёт обозначенный выше подход вообще и для истории обретения Финляндией независимости в частности? На наш взгляд, важно смещение центра тяжести в сторону динамики революционных процессов, что тут же ставит в повестку дня изучение причинно-следственных связей и последствий тех или иных исторических событий, их воздействие на ситуацию в Петрограде и на периферии.

Всё это заставляет обозреть с иного ракурса, казалось бы, уже известные проблемы и одновременно обратить внимание на новые вопросы. По-иному — в более длительной перспективе — осмыслить роль ключевых деятелей революционной эпохи: почему одни личности сходили с исторической арены и волна революции возносила на свой гребень других, как и почему политические лидеры меняли свои взгляды, как они влияли на менявшуюся революционную ситуацию, а изменение в политической обстановке, в свою очередь, влияло на смену их воззрений и т. д. Перечисленные аспекты важны для изучения деятельности не только Керенского, Ленина и Сталина, но и финляндских лидеров — Куусинена, Токоя, Свинхувуда, Маннергейма.

При таком подходе, между прочим, более рельефно выступает тема исторических альтернатив в 1917—1921 гг. Вопрос «что было бы, если бы…» относится к разряду вечно дискуссионных и интригующих, но, тем не менее, он очень полезен для осмысления событий революционной эпохи.

Указанный подход позволяет показать обретение Финляндией независимости как сложный, динамичный процесс (так и было на самом деле), в котором были рывки вперёд и откаты назад. Выявить интересы и роль разных социальных и политических сил в финляндском и российском обществе на разных этапах революции. Показать позицию структур власти Финляндии, Временного правительства, Петросовета, большевиков и др. Оценить результативность стратегии и тактики национальных и политических сил, преследовавших в тех условиях собственные интересы.

Концепт Великой российской революции заставляет по-новому оценить тесную связь и безусловную взаимную зависимость российской и финляндской истории 1917—1920 гг. С полным основанием можно сказать, что вне российского контекста невозможно изучение событий в Финляндии в это время. И наоборот, в российской историографии порой недоучитывается роль революционных событий в Финляндии для общего хода Великой российской революции. Между тем события в Финляндии, окрашенные идеями национальной независимости (по большому счёту, тема соотношения социального и национального факторов, определения границы между национализмом и демократическим национальным движением на разных этапах финляндской революционной эпохи всё ещё ждёт своего исследователя), не просто были — особенно в 1917—1918 гг. — важнейшей частью общероссийского революционного процесса, но и нередко оказывали на него весьма заметное влияние.

Не мешало бы более чётко определиться и с хронологией. Началом тернистого пути Финляндии к независимости, по большому счёту, стало отречение Николая II (носившего титул Великого князя Финляндского) от российского престола 3 марта 1917 г. Оно с новой силой всколыхнуло надежды и стремление к национальной независимости в финляндском обществе и одновременно породило так и не разрешённые при Временном правительстве юридические коллизии относительно статуса Финляндии в составе России в условиях продолжавшейся российской революции (неопределённость статуса Финляндии стала особенно вопиющей после объявления России республикой 1 сентября 1917 г., но несмотря на это, Временное правительство не отказалось от назначения в Финляндию русского генерал-губернатора, как при царе).

В финляндской историографии сложилось мнение, что уже к осени 1917 г. (то есть до большевистского переворота в Петрограде и, тем более, до формального признания финляндской независимости большевиками) Финляндия стала de facto независимым от России, самостоятельным государством. И вопрос заключался лишь в том, чтобы зафиксировать независимость юридически. Представляется, однако, что всё обстояло не так уж просто и однозначно, ведь международные и военные вопросы продолжали находиться в компетенции России, да и по вопросу верховной власти в Финляндии сохранялись разногласия с Временным правительством.

Судьбоносным для становления независимой Финляндии и, как никогда ранее, насыщенным альтернативами можно назвать период с осени 1917 по осень1918 г. В январе1918 г. финляндские социал-демократы, вдохновлённые примером российских большевиков и рассчитывая на обещанную ими поддержку (в итоге серьёзная помощь из России так и не пришла), попытались совершить переворот. Большевики признали революционное правительство Финляндии и 1 марта 1918 г. заключили с ним договор. И здесь тоже невооружённым глазом видна тесная связь с событиями Великой российской революции. Итогом восстания стали кровопролитная Гражданская война в Финляндии, рост русофобских настроений и поворот в сторону Германии как к защитнице от казавшегося тогда неминуемым большевистского вторжения.

Именно на этом фоне произошёл добровольный отказ финляндского руководства от, казалось бы, столь долгожданной и выстраданной независимости от России. Теперь Финляндия перешла под германскую корону (при регентстве Свинхувуда и позже Маннергейма). Трудно сказать, чем бы всё закончилось для временно утратившей независимость страны, если бы не новая революция, на сей раз — в ноябре 1918 г. в Германии. Она привела к краху Германской империи, к окончанию Первой мировой войны и тем самым — к освобождению Финляндии от данных ею обязательств. Но ведь не секрет, что ноябрьские события1918 г. в Германии тоже состоялись в той или иной мере под влиянием Великой российской революции.

Окончательно же завершился процесс обретения Финляндией независимости, на наш взгляд, закреплением международно-правового статуса страны и демаркацией границ по Тартускому мирному договору с РСФСР, заключённому осенью 1920 г.

Подводя итоги сказанному, можно отметить следующее. В 1917—1920 гг. Финляндия переживала крайне сложный, противоречивый и трагический период своей истории, совпавший по времени с не менее сложным периодом войн и революций в России. Процесс обретения независимости Финляндией был сложным, поэтапным, он занял не один год. Главным фактором этого процесса стало растущее стремление нации к формированию независимого государства. Однако указанное стремление не смогло бы реализоваться без Великой российской революции, которая создала решающие условия для независимости Финляндии.

И, наконец, еще несколько соображений. Нам представляется актуальным написание общей истории Финляндии и России применительно к революционной эпохе, силами российских и финляндских учёных. Идея в принципе не нова, она была популярна в 1960—1970-е гг., однако сейчас есть возможность сделать это на ином уровне, исходя из значительно более широкой источниковой базы и современных исследовательских подходов.

 


Список литературы

Бахтурина А. Ю. Трудные вопросы истории России: Причины, последствия и оценка падения монархии в России, революции 1917 г., прихода к власти большевиков и их победы в Гражданской войне / А. Ю. Бахтурина, С. В. Журавлёв, Ю. А. Петров // История. Электронный научно-образовательный журнал. — Москва, 2015. — Вып. e7. — URL: https://history.jes.su/s207987840001283-0-1. — (28.11.2017).



Просмотров: 220; Скачиваний: 112;

DOI: http://dx.doi.org/10.15393/j103.art.2017.776