ВИХАВАЙНЕН Т. ВСТРЕЧИ ИСТОРИКОВ // Альманах североевропейских и балтийских исследований. Выпуск 2, 2017, DOI: 10.15393/j103.art.2017.777


Выпуск № 2

pdf-версия статьи

ВСТРЕЧИ ИСТОРИКОВ

THE MEETINGS OF HISTORIANS

ВИХАВАЙНЕН Тимо / VIHAVAINEN Timo
Профессор-эмеритус / Professor Emeritus
Финляндия, Хельсинки / Finland, Helsinki
timo.vihavainen@helsinki.fi
Ключевые слова:
-
Аннотация: Публикация по итогам российско-финляндского семинара историков «1617 / 1917: РУБЕЖИ ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВА» (Петрозаводск, 7—8 сентября 2017 г.) = Publication summing up the results of the Russian-Finnish seminar of historians 1617 / 1917: LANDMARKS OF TIME AND SPACE (Petrozavodsk, September 7—8, 2017).

История, несомненно, является самой предвзятой из гуманитарных наук, поскольку, как минимум, одна из важных её задач служит пониманию, прежде всего, наций и их взаимоотношений. Понятно, что разные нации не воспринимают явления и события одинаково. Это не обязательно проблема, но коль скоро относительно одних и тех же событий начинают возникать совершено противоположные воззрения, параллельные истории, есть основания для беспокойства. Некоторое время назад в Финляндии была создана специальная общественная организация «Историки без границ», миссией которой является содействие диалогу между историками в тех случаях, когда, как представляется, такой диалог оказался прерванным и стороны предлагают совершенно различные нарративы одних и тех же событий.

Если говорить о важности двусторонних встреч, то уже в конце XIX в. между Финляндией и Россией возникли разногласия по поводу определённых событий в истории, особенно о том, каким образом Финляндия была включена в состав Российской империи и какие права ей были предоставлены. После революции в России и выхода Финляндии из состава империи российская историография по своей природе полностью изменилась, но остались глубокие разногласия касательно отношений между Финляндией и Россией. Кроме того, возникли новые разногласия. На практике в обеих странах было довольно мало информации о состоянии историографии в соседней стране. Вероятно, в Советском Союзе такой информации было даже больше, чем в Финляндии, поскольку в СССР так называемые скандинавские исследования проводились систематически, хотя и в рамках, заданных идеологией и политикой.

Ситуация существенно изменилась с началом проведения советско-финляндских симпозиумов историков, первым из которых можно считать семинар, состоявшийся в Хельсинки в 1966 г.[1] Позднее начиная с 1969 г. эти симпозиумы стали проводиться каждые два года, поочерёдно в обеих странах. Организаторами выступали Национальные комитеты историков. Кроме того, в 1971 г. было инициировано проведение серии семинаров по сравнительной социально-экономической истории, их организовывали Университет Турку, Академия наук Эстонской ССР и Ленинградское отделение Института истории СССР АН СССР. Эти семинары также проводились раз в два года, таким образом, сложилась практика, когда каждый год проходила значимая встреча российских и финляндских историков.

Важно, что эти встречи проводились при государственной поддержке. В Финляндии секретариат Комитета по научно-техническому сотрудничеству при Министерстве иностранных дел брал на себя значительную нагрузку по техническому обеспечению мероприятий, включая проезд, размещение, устный и письменный перевод. Он также обеспечивал финансирование публикаций докладов. Поскольку доклады, как правило, издавались в обеих странах, сформировалась полезная историческая библиотека. В составивших её трудах лучшие специалисты с обеих сторон анализировали национальную историографию по рассматриваемым вопросам и публиковали тщательно выполненные исследования. В результате за два десятилетия существенно улучшилась степень осведомлённости о состоянии исторических исследований и историографии противоположной стороны. Прогресс был не только количественным, но и качественным.

До наступления Перестройки на этих семинарах было невозможно рассмотреть все предлагавшиеся темы. В 1960-х гг. профессор Лаури Пунтила предложил такие темы, как Зимняя война и судьба финских коммунистов в Финляндии и Советском Союзе в период между двумя мировыми войнами. Эти предложения были отклонены на том основании, что исследований по указанным темам не проводилось. Когда же такие исследования стали появляться, в том числе и по Зимней войне, стало очевидно, что существенных разногласий относительно фактической стороны дела не так и много.

Семинары помогали уточнить или изменить многие неправильные представления, но их наиболее важным вкладом, скорее, была сама возможность встречи, содействие диалогу между исследователями. Благодаря этому зародилось много личных дружеских контактов, встречи и подготовка к ним способствовали обоюдному интересу к истории соседней страны.

Проблемой в изучении истории соседней страны для Финляндии и России всегда было слабое знание языков. Вплоть до 1990-х гг. русских в Финляндии было довольно мало, и лишь немногие исследователи владели русским языком. В России в отношении финского и шведского языков ситуация была такой же. Однако для изучения истории Финляндии зачастую необходимо знать оба этих языка. В советский период, в особенности в Петрозаводске, финский и шведский преподавались относительно широко. В других городах также были историки, знавшие эти языки. Так называемые Скандинавские конференции и «Скандинавский сборник», публиковавший статьи по соответствующей проблематике, значительно способствовали деятельности в этой области.

С распадом Советского Союза продолжать регулярную работу по проведению симпозиумов и семинаров стало трудно. Министерство иностранных дел более не оказывало поддержку этим мероприятиям автоматически, также была отменена система регулярных квот по обменным поездкам исследователей. Историкам, сотрудничавшим с Россией, теперь приходилось искать поддержки на «свободном рынке», главным образом со стороны Академии Финляндии. Академия, однако, поставила себе задачу содействовать, прежде всего, наиболее передовым исследованиям, и, как показал опыт, нормальное, повседневное сотрудничество между историками в ходе заявочных конкурсов рисковало оказаться в тени модных исследовательских тем.

В первое десятилетие XXI в. удалось провести несколько финляндско-российских симпозиумов историков, и иногда рассматриваемые темы были очень важны для обеих стран, как, например, симпозиум, состоявшийся в Хамине в 2009 г., главной темой которого был Фридрихсгамский мир1809 г. Однако на практике, вследствие прекращения централизованной государственной поддержки, сотрудничество сегодня стало фрагментарным. Вместо масштабных симпозиумов в настоящее время проводятся небольшие, тематические, иногда даже «камерные» семинары, на которых встречаются  эксперты в конкретной области.

При проведении подобного рода встреч государство оказывало поддержку финляндской стороне, особенно через посольство Финляндии в Москве и Генеральное консульство в Санкт-Петербурге. В частности, неоценимой помощью было предоставление помещений и обеспечение перевода. С российской стороны содействие оказывала, главным образом, Академия наук, прежде всего Институт Российской истории РАН. Среди учреждений, содействующих таким встречам, также необходимо упомянуть Институт Финляндии в Санкт-Петербурге и университеты, особенно Петрозаводский государственный университет, который в настоящее время следует считать ведущим научным центром изучения истории Финляндии в России. Это можно утверждать хотя бы по той причине, что только в ПетрГУ готовят специалистов-историков, знающих как финский, так и шведский языки.

Однако финляндско-российские двусторонние симпозиумы в настоящее время испытывают серьёзные трудности. Некоторые неосведомлённые в сути проблемы люди считают, что в каких-то специальных финляндско-российских симпозиумах вообще нет необходимости и что якобы следует проводить только тематические семинары на английском языке с приглашением экспертов со всего мира. Это может показаться разумным, но в таком случае за пределами внимания остаётся то обстоятельство, что в соседних странах в интерпретации своей истории есть специфические, касающиеся лишь противоположной стороны интересы, нуждающиеся в обсуждении, а «преодоление границ» означает нечто большее, чем просто выявление и интерпретацию источников.

Для историков важно встречаться и знать друг друга. Я думаю, что только таким образом можно также добиться доверия и понимания того, что противоположная сторона действует искренне, даже если это идёт вразрез с собственными взглядами. Так и должно быть. Хорошо, что сегодня в области исторических исследований есть полная свобода, что существует такая организация, как «Историки без границ». Однако если сотрудничество между историками соседних стран останется только на уровне случайных встреч и не будет приводить к публикации высококачественных печатных (или опубликованных в интернете) исследований, это будет означать шаг назад даже в сравнении с советскими временами.

В обеих странах, как в Финляндии, так и в России, есть основания вновь попытаться восстановить институт регулярных исторических симпозиумов с достаточным целевым финансированием. Это не означает, что речь идёт об исторических исследованиях под контролем государства. Выше были изложены очень большие и в настоящее время утраченные или находящиеся под угрозой исчезновения преимущества такого сотрудничества. Ослабление связей, не говоря уже об их разрыве, стало бы большой потерей. Кроме того, всегда следует поддерживать интерес к прошлому страны-соседа, вне зависимости от конъюнктуры.

 


Список литературы

Вихавайнен, Т. Сотрудничество финских и российских историков до и после Второй мировой войны. Проблемы и направления / Т. Вихавайнен // Северная Европа. Проблемы истории / отв. ред. О. В. Чернышёва. — Москва : Наука, 2007. — Вып. 6. — С. 348—358.



Просмотров: 241; Скачиваний: 135;

DOI: http://dx.doi.org/10.15393/j103.art.2017.777